2021-11-14 12:35:40
Эксклюзив

Сергей Фургал находится в полной изоляции. Члены ОНК посетили Сергея Ивановича Фургала

Ему по-прежнему не передают письма и телеграммы, что странно, ведь сейчас он уже находится за судом, а значит, согласно 103 Федеральному закону, цензуру переписки следствие уже не должно осуществлять и письма должны доставляться адресату в течение 3х рабочих дней. В процессе беседы удалось выяснить, что письма изымаются следствием. С чем это связано и есть ли законные основания, нам на месте выяснить не удалось. С этим вопросом нам предстоит разобраться, мы оставили соответствующее обращение, где попросили администрацию СИЗО в письменном виде разъяснить причины, по которым Сергей Фургал лишён переписки. Сам Сергей Иванович считает все это попытками оказать давление.

«Я нахожусь в полной изоляции, мне не дают свиданий, звонков, я не могу написать своим детям. Мне даже не передают рисунок, сделанный внучкой. Что в этом рисунке такого может быть? Тайна следствия? Ну смешно же!» — говорит нам Сергей Иванович.

На протяжении всей беседы нас прерывали сотрудники изолятора, не давая нормально общаться, отказывались отвечать на вопросы, связанные с ограничением переписки, говоря, чтобы мы обращались в письменном виде и ждали ответа в установленный срок, однако в конце беседы сотрудники пояснили, что письма изымаются следствием в рамках другого уголовного дела (судя по-всему речь об уголовном деле о мошенничестве). В любом случае мы ждём письменное разъяснение от администрации изолятора, постараемся разобраться, по какой причине  Фургалу по прежнему недоступна переписка.

Второй проблемный вопрос заключается в том, что Фургал после перенесённого заболевания (коронавирус) не имеет возможности пройти полноценное обследование и курс реабилитации. Он также хотел бы сделать тест на антитела, чтобы понимать, нужна ли ему ревакцинация, но все это недоступно в условиях изолятора. В СИЗО из специалистов есть только терапевт и психиатр (на постоянной основе), но нужен пульмонолог, ряд других специалистов, необходим аппарат КТ, чтобы отслеживать динамику поражения легких (к слову, такого аппарата нет ни в одном СИЗО Москвы).

«Я сам до сих пор (уже спустя месяц после болезни) борюсь с последствиями коронавируса и понимаю необходимость реабилитации. Мы постараемся добиться того, чтобы у Сергея Ивановича была возможность получить медпомощь в необходимом объёме», — сказал ответственный секретарь ОНК города Москвы Алексей Мельников.

Кстати, когда он увидел нас, заулыбался и сказал: «О, какие люди! А что так долго не были в наших краях?». Я ответил как раз, что болел, описал с какими последствиями сейчас сталкиваюсь уже после болезни. И, как многие из вас знают, Сергей Иванович в прошлом был врачом. Так вот, он меня неплохо проконсультировал как доктор (в рамках закона), что можно сейчас делать, чтобы поправить своё здоровье. Будем пробовать.)

По изложенным проблемам будем в рамках своих полномочий разбираться.